Стать грамотным

Анализ рассказа М. Горького «Озорник»

Январь 10, 2016 / Литература / Комментарии: 0

Максим ГорькийРассказ «Озорник» пусть и не принадлежит к числу широко известных произведений классика нашей литературы – Максима Горького – но достаточно типичен для характеристики его писательского стиля. Стиля, от которого была в восторге читательская публика, но к которому предъявляли серьезные претензии современники Горького – Чехов, Бунин, Л.Толстой. Итак, анализ рассказа «Озорник».

Тема обозначена заголовком – так традиционно принято считать. Недаром еще Чехов подметил, что если бы ему привели название рассказа, то он с легкостью смог бы сказать, о чем сам этот рассказ. Но у Горького – случай особый. Семантика слова «озорник» такова, что способна ввести в заблуждение. Читатель вправе подумать, будто речь идет о мальчишке-сорванце, с которым не могут сладить ни родители, ни другие взрослые. И читатель жестоко ошибется! Ибо герой рассказа – Николай Семенович (или в обиходе – Николка) Гвоздев – достаточно взрослый и дееспособный человек, служит наборщиком в типографии, неплохо зарабатывает и внешне ни на какого озорника не похож. Речь идет о его поведении вне службы, когда он то дорогих голубей на волю выпустит, то еще какое «художество» придумает. Потому и закрепилось за ним это прозвище. «Озорником» называет Гвоздева метранпаж – один из второстепенных персонажей рассказа. А другой второстепенный герой – издатель журнала – дает не менее меткую характеристику провинившемуся наборщику: «Мерзавец с умом». Им вторит и сам автор, когда изредка берет слово: «Малый с огоньком и знающий себе цену».

Итак, поскольку заголовок у рассказа достаточно двусмысленный, то тему приходится формулировать четче – «озорство» или «художество» как способ социального протеста против мира, где всё или очень многое строится на лицемерии.

Что же касается идеи рассказа, то ее можно определить следующим образом: отсутствие понимания между людьми, которые когда-то росли вместе, но жизнь решительным образом развела их по различным ступеням социальной лестницы. Причем идея эта становится очевидной далеко не сразу, а лишь ближе к концу рассказа.

Сам художественный конфликт изначально кажется мелким и даже смешным – редактора авторитетного издания откровенно «подставили», поместив в передовице фрагмент следующего содержания: «Наше фабричное законодательство всегда служило для прессы предметом горячего обсуждения… то есть говорения глупой ерунды и чепухи».

Развитие основной сюжетной линии парадоксально тем, что виновник провокации и не думает запираться, а спокойно, с достоинством, вызовом и торжеством признает свою вину. И это признание совершенно обезоруживает редактора, Дмитрия Павловича Истомина. Его высокомерие, самоуверенность и самолюбие публично посрамлены. Вместо них появляются растерянность и обида.

Причина поступка Гвоздева – усталость от каждодневной газетной лжи. Он приводит конкретные факты лицемерия заводской администрации. Так что его поступок – жест отчаяния, от желания привлечь внимание к проблемам. Гвоздев говорит правду с торжеством.

Реакция на нее – и издатель, и редактор активно меняют цвета, морщатся, презрительно и болезненно улыбаются, начинают часто моргать глазами. Хотят скрыть смущение за иронией, но слова выходят бледными и фальшивыми.

Второстепенные персонажи, к которым относятся издатель и метранпаж, создают необходимый автору эмоциональный фон для первой части рассказа. Они, с одной стороны, на стороне издателя и тоже пышут благородным гневом. С другой стороны, эти же люди не могут скрыть некоего восхищения поступком Гвоздева, и это восхищение, в конце концов, передается и редактору, главному пострадавшему во всей этой истории.

Своеобразие композиции рассказа определяется, во-первых, ее двухчастностью, когда между происшествием в редакции и последующей случайной встречей Истомина и Гвоздева проходит два дня. Вторую часть пронизывают также воспоминания Гвоздева о детских годах, когда они были знакомы с Истоминым и ничто их еще не разделяло. Драматизм ситуации определяется тем, что Истомин многое помнит смутно и не желает всецело отдаваться во власть воспоминаний и философских сентенций Гвоздева. Он живем настоящим и не испытывает ностальгии по прошлому в отличие от Гвоздева. Да, Истомин по-своему сочувствует Гвоздеву и даже силится сказать ему что-нибудь хорошее и ободряющее. Но нужных слов не находит. Однако и позиция Гвоздева уязвима. Он навеселе и говорит не столько для собеседника, сколько сам для себя. «Гвоздев чувствовал себя в ударе и выпускал из себя всю свою философию, придуманную в долгие годы своей трудовой, безалаберной и бесплодной жизни. Гвоздеву совсем неинтересно было знать, что отрицает и что признает редактор; ему нужно было высказаться, и он чувствовал себя в этот момент способным сказать все, что когда-либо волновало его». По сути, перед нами – своеобразный диалог глухих. Речи Гвоздева для Истомина – лишь возможная тема будущего фельетона. И даже от чисто русского разговора за пивом Истомин отказывается. И эхо среди деревьев, доносящееся с реки, окончательно хоронит любую надежду на взаимопонимание и участие между героями рассказа.

Значимы портретные характеристики. Горький не скупится на язвительные и контрастные эпитеты. Так, Истомин в его изображении «маленький, с острым худым лицом, украшенным бородкой и золотыми очками». У него не ноги, а «ножки». У издателя «тонкая усмешка на белом сытом лице». Наконец, метранпаж «угловатый человек с желтым лицом и впалой грудью, в коричневом сюртуке, очень грязном и не по росту длинном». И само помещение, где их сводит случай, — «сараеобразная комната».

Во внешнем облике Гвоздева особое внимание уделено нескольким деталям: глазам, которые то злые, то дерзкие, то с «ухарским, наглым огоньком», а также вихру на левом виске и курчавой русой бороде.

Символический характер рассказа призваны оттенить картины пейзажа. В первом случае описана густая роща, на месте которой остались только корни да пни, да несколько уродливых деревьев, и все же публика облюбовала это место для вечерних прогулок. Густая роща – былое человеческое братство и единство. То, что осталось, — жалкое напоминание о «золотом детстве». И хотя подвыпивший и преобразившийся Гвоздев и любит проводить время вместе с публикой, но он тщетно пытается найти среди нее человека «для души». Здесь никому нет дела до другого. А алкоголь лишь дает иллюзию братства и единения. Гвоздев вовсе не такой же, как и все, хоть и силится себя в этом убедить. Он, по собственному признанию, «забракован в жизни». Он словно «большой пень – полусгнивший остаток когда-то могучего дуба», который лежит посредине тропы. А когда с реки доносятся охающие звуки, автор уже не в силах удержаться от красноречивого сравнения – «словно тихо охала чья-то могучая, тоскующая грудь». Уж не грудь ли все того же Николая Гвоздева?

Как и положено в эпическом произведении, вмешательство автора в собственный текст минимально. Горького трудно заподозрить в симпатии к конкретному персонажу. Он дает понять, что Истомин – неплохой, в сущности, человек, но задавленный обстоятельствами и повседневной рутиной, а всё, что говорит и делает Гвоздев, — это плоды его ущемленного самолюбия – как же это он, человек довольно умный и сметливый, никак не может выбраться со «дна» жизни, тогда как все друзья детства уже давно вышли в люди? Вот и остается только «геройствовать» в быту, да философствовать навеселе. Авторский голос слышится в портретных характеристиках, оценке действий персонажей, в картинах природы.

Павел Николаевич Малофеев

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Коллекция готовых сочинений

Добавить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: