Стать грамотным

«Король говорит». Художественный фильм

Автор рецензии — Павел Николаевич Малофеев

Король говорит!Хронологические рамки данного фильма – 1925-1939 гг. От выступления герцога Йоркского по BBC на церемонии закрытия имперской выставки до речи новоиспеченного короля о вступлении Великобритании во Вторую мировую войну. Всего пятнадцать неполных лет. Зато каких! Максимально спрессованных и насыщенных событиями. Причем, не столько внешними.

У герцога Йоркского проблема – он начинает страшно волноваться и потому заикаться во время любого публичного выступления. Ко всему фильму напрашивается поэтический эпиграф – строки из Бориса Пастернака: «С кем протекли его боренья? – С самим собой, с самим собой».

Внешними событиями, как уже отмечалось выше, фильм небогат. Подлинным его украшением и «изюминкой» являются своеобразные речевые и мировоззренческие «поединки» герцога Йоркского Альберта (или просто Берти) и его логопеда (а в действительности – неудачливого актера из Австралии) Лайонелла Лога. К услугам последнего венценосная особа прибегает, когда все традиционные средства уже исчерпаны и они не приносят желанного результата – скорее, ситуация даже усугубляется.

Методика Лога незамысловата – элементарные физические упражнения, скороговорки, дыхательная гимнастика. Но главное, чему Лог учит Берти, — роли смысловых пауз во время произнесения публичной речи. Король не должен частить, он имеет право на паузу, особенно в наиболее важных местах речи. Лог становится для короля не просто логопедом – другом и наставником, его производят в рыцарское звание. Их дружба продолжается всю оставшуюся жизнь.

Уже с первых кадров мы созерцаем и чувствуем, какое это для принца Альберта мучение – выступать публично. Должно быть, недаром, если верить социологическим опросам, страх публичного выступления находится на втором месте и с очень незначительным отрывом от страха смерти.

Даже поддержка любимой женщины ему не помогает. На него устремлены десятки глаз. Как на грех, во время паузы невдалеке ржет лошадь. Напряженное ожидание. Глаза мученика. Судорожная мимика. Герцогу словно не хватает воздуха. Он почти в обмороке. Полное фиаско.

Собственно говоря, будучи замечательным отцом и мужем, он тоже не часто балует маленьких дочурок сказкой на сон грядущий. Если и рассказывает – то очень коротко. Но, по крайней мере, здесь волноваться незачем – он среди своих, в кругу семьи. Поэтому сравнительно легко преодолевает то и дело подкатывающие под горло приступы заикания.

Перед нами – типичный меланхолик. Он хронически неуверен в себе. И заикание – причиной всему. Альберт – человек, которого можно назвать ведомым. Он не подкаблучник, но к супруге нежно и трепетно привязан, прислушивается к ее советам.

Проблема с заиканием усугубляется тем обстоятельством, что он – королевских кровей, хотя и значится вторым в списке после старшего брата. Часто Альберт вынужден казаться, а не быть, поступать не так, как велят ему совесть и характер, говорить то, что от него ждут. На публике у него достаточно часто каменное, непроницаемое выражение лица. Маска. Сквозь нее трудно пробиться и тем более что-то внятно прочитать. Как публичное лицо, герцог себе не принадлежит.

Вот почему, когда Лог предлагает быть равноправными и обращаться друг к другу по-свойски, Альберт взрывается и бунтует. Все его существо сопротивляется панибратству. А в особенности – чтобы какой-то австралиец называл его домашним именем «Берти». И от Лога требуются вся сила воли, весь такт, терпение и выдержка, чтобы вынести оскорбления от августейшей особы. Перетерпеть, а потом все равно гнуть свою линию.

Подлинная натура, королевская кровь просыпаются в Берти именно в минуты гнева. Сначала – нервные, судорожные движения при попытке закурить, но мельчит он недолго. Зато потом в голосе начинает звучать металл, в глазах горит гнев. Никакой тебе закомплексованности! Меланхолик преображается на глазах. Резкая смена настроения – типичная черта людей этого типа. Вслед за воодушевлением – упадок, вновь неверие в себя.

По ходу развития сюжета выясняется, что многие комплексы герцога идут из детства. Его постоянно эмоционально подавляли то старший брат, то отец – действующий король. А в результате ребенок, юноша, а затем взрослый мужчина все более замыкался в себе, в сфере частных, семейных отношений, страдал и мучился в одиночку. Логу во время задушевной беседы за бокалом виски Берти признается, что у него нет друзей.

Первая победа над собой – страстное произнесение монолога Гамлета «Быть или не быть» под музыкальное сопровождение. Собственного чтения Альберт не слышит, ибо он – в наушниках. Зато Лог записывает все это действо на пластинку и дарит своему пациенту. И прослушивание пластинки дома вызывает легкий шок как у Берти, так и у его супруги. Никаких запинок, четкость, убедительность, напор. Как и должен говорить король. Тут-то он и понимает, что не безнадежен, что лечение следует продолжить.

Один из ключевых эпизодов фильма – смерть короля Георга V, восшествие на престол его старшего сына Дэвида и его отречение от престола ради брака с любимой женщиной. Его не смущает и не останавливает то, что она дважды разведена. Ради любви Дэвид жертвует троном и властью. Так Берти становится королем и принимает имя Георга VI.

Именно здесь его мотивация проявляется в полной мере. Король-заика нации и стране не нужен. К тому же, на носу – новая война. Король смотрит немецкую хронику, где выступает Гитлер, и роняет фразу: «Говорить он умеет». И в этих словах – скрытая зависть. И тут Лог провоцирует Берти – бесцеремонно усаживается на трон. Король в бешенстве, король говорит! И сам с удивлением и радостью признается: «У меня есть голос».

Теперь, как говорится, дело за малым – обратиться к нации и объявить о вступлении Великобритании в войну. Текст готов и тщательно высмотрен, в нем расставлены все смысловые и ритмические акценты. И все-таки чувство ответственности давит, лишает воли. Как тяжело дается самое первое слово! Здесь кульминация всего фильма. А Лог, когда до эфира остаются считанные секунды, советует: «Говорите только мне, как другу». Как знать, может быть, именно этот совет и помогает успокоиться, сосредоточиться, превозмочь себя, воспламениться и уже не обращать внимания на досадный речевой дефект. И Лог в качестве дирижера отходит на задний план. Он уже не нужен, остальное Георг делает сам. Браво! Что еще тут скажешь.

Аплодисменты в студии, льстивые речи придворных. Сам премьер-министр Черчилль – и тот присоединяется к общему восторженному хору голосов. И, должно быть, высшая похвала от высокопоставленного священнослужителя: «Вы оратор, ваше Величество!» Причем, похвала абсолютно заслуженная. Знали бы они все, какой труд, какой издевательство над собой стоят за этой локальной победой. Но к чему им это знать? Король не имеет права выказывать ни малейшей слабости, ни тени сомнения. К тому же, идет война. И она продлится еще шесть долгих лет.

И все-таки не покидает ощущение, что главным героем фильма является не только король Георг, но и «самозванец» Лайонелл Лог. Без него ничего бы не было. Ни с кем из других персонажей фильма герцог, а затем и король не контактирует так часто, как с Логом. Причем, их отношения напоминают кривую малярийного больного: ругань, разрыв, снова сближение… Лог лучше всех окружающих понял характер Берти: чуткий, неравнодушный, не чуждый сердечных порывов, сентиментальный. Меланхолики постоянно нуждаются в мотивационном «пинке». Именно поэтому Лог и остается рядом с королем все последующие годы.

Какое же это тяжелое испытание – не принадлежать себе! Будучи созданным для семьи и для любви, для воспитания детей. И тем ценнее сила преодоления себя. Рядом с Георгом VI мало кого можно поставить. Не по внешним заслугам – их почти не было. Именно по силе характера, позволившей преодолеть слабости и сомнения.

После этого потрясающего фильма рекомендую посмотреть документальное кино – «Настоящая речь короля». Одно хорошо дополняет другое.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Рубрики сайта