Стать грамотным

«Зеркала». Художественный фильм о жизни Марины Цветаевой

Автор рецензии — Павел Николаевич Малофеев

Зеркала. Фильм о Марине ЦветаевойМода на «серебряный век» давно схлынула. Когда слово взяли серьезные литературоведы, то выяснилось, что подлинных художественных открытий эта эпоха дала не столь уж и много.

Новое, как это часто бывает, оказалось хорошо забытым старым. И лишь одно не подвергнешь сомнению – жизнеописания некоторых деятелей «серебряного века» или их автобиографии читаются не с меньшим, а подчас и с большим интересом, нежели их собственные сочинения.

И на то есть серьезная причина – творцы «серебряного века» активно и весьма серьезно занимались «лепкой» собственного имиджа, своеобразным «жизнестроительством», культивировали тот или иной стиль творческого и жизненного поведения. И редко когда жизнь и поэзия совпадали.

Марина Цветаева – как раз исключение. Без поэзии она немыслима. Поэзии она отдавалась без остатка. Особенно, когда влюблялась в очередной раз. Вплоть до 1941-го года. Ее последним увлечением, кстати, стал Арсений Тарковский. И последнее известное стихотворение тоже обращено к нему…

Фильм о Цветаевой назревал. Ведь сняли же сериалы о Есенине и Маяковском, ленту об Ахматовой «Луна в зените», поставил Никита Михалков вольную вариацию на тему рассказа Бунина «Солнечный удар». Цветаева хоть и оставалась принципиально вне групп наряду с Волошиным и Ходасевичем, но без нее «серебряный век» немыслим. Но для реализации замысла потребовалось пять лет.

Конечно, интересен был выбор актрисы на главную роль. Он пал на Викторию Исакову. Имя, прямо скажем, для актерской тусовки, может быть, и не новое, но для ортодоксального зрителя неожиданное. Если Светлана Крючкова в роли пожилой Ахматовой для фильма «Луна в зените» никаких нареканий не вызывает, то молодая сериальная актриса – и вдруг Цветаева?! Но, думается, все опасения развеиваются уже после первых эпизодов фильма. Попадание, как говорится, в яблочко! Девочка-подросток, угловатый очкарик, потом суховатая, но аффектированная (да еще и дымящая, как паровоз) особа, наконец, сломленная ударами судьбы несчастная женщина. Все эти ипостаси одной личности Исаковой удались блестяще. Можно не сомневаться, что биографию настоящей Цветаевой актриса не только внимательно изучила, но и примерила на себя. Без такого вживания роль просто не могла бы состояться.

Марина ЦветаеваФильм выхватывает лишь узловые моменты биографии Цветаевой: Коктебель и встреча с будущим мужем – Сергеем Эфроном, приезд из советской России в Прагу и воссоединение семьи, роман с К.Родзевичем, эмигрантские будни и рождение сына Мура, отъезд в СССР вслед за мужем и дочерью, страшные предвоенные годы, самоубийство в провинциальной Елабуге. При хронометраже в два часа – это немало.

Но верится и в то, что Цветаеву рано или поздно тоже «удостоят» сериала. Все-таки «галопом по Европам» тоже не дело. Хотя, с другой стороны, хорошо, что обойдены вниманием создателей фильма некоторые щекотливые эпизоды – лесбиянская любовь Цветаевой с Софьей Парнок и отношение к умершей от голода дочери Ирине. Последнего Цветаевой многие не могут простить. Даже самые рьяные поклонники.

Запоминается один потрясающий эпизод, который подтверждают воспоминания современников: Цветаева, читающая стихи, и «разлетающиеся» в разные стороны эмигранты. Тотальное одиночество поэта Божьей милостью. А иначе и быть не может. Только не всякий переживет и найдет «противоядие»…

На форумах уже высказана одна из основных претензий к фильму – два объемных куска на французской «мове» и даже без титров. Действительно, они бы не помешали. Как-никак, язык Дюма и Бальзака нынче невысоко «котируется» и понять его непосвященному человеку затруднительно. Разве что обстановка помогает – в католической церкви и в полицейском участке. В первом случае Цветаева беседует со священником, запутавшись в отношениях с мужчинами, во втором – отстаивает честь мужа и семьи.

К актерскому ансамблю нареканий нет за единственным исключением – ну, какой из Князева Пастернак? Определенное внешнее сходство, конечно, имеется, но велика возрастная разница – Пастернаку было в 1940-м году 50 лет, а актеру идет седьмой десяток. Хотя роль и удалась…

Тяжелый фильм, страшная судьба. И тень НКВД над нею. Кто знает – надуманная или реальная? Не все архивы еще открыты. Но, как однажды выразилась Анна Ахматова, « у каждого поэта своя трагедия. Иначе поэта нет». Она же потом, когда сослали Бродского, не без циничного удовлетворения заметила: «Нашему рыжему делают биографию». Цветаева всё сделала сама. Или так кажется по прошествии времени. Посмотрите «Зеркала»! У нас еще не разучились снимать качественное кино.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Рубрики сайта