Стать грамотным

«Голубая роза» и «Бубновый валет»

Май 18, 2016 / Изобразительное искусство / Комментарии: 0

Авангард – явление пестрое и неоднозначное. Отделить зерна от плевел, шлак от породы – непростое занятие даже для искусствоведов нашего времени. Понятно одно – художники жаждали новых форм и впечатлений, жили почти исключительно нуждами и запросами своего времени. Их поиски были устремлены в будущее. Они провозглашали себя художниками современности, певцами города и машинной индустрии, тяжелой промышленности и авиации.

Представители нового, нарождающегося течения шли от традиций французских постимпрессионистов – Ван Гога и Гогена, П.Сезанна. К «Бубновому валету» имели отношение В.Кандинский, Н.Альтман, А.Куприн (не путать с известным писателем тех лет!), Р.Фальк, М.Ларионов, П.Кончаловский, И.Машков и др. В отзывах на первую выставку критики отмечали гремучую смесь фовизма, кубизма, сезанизма и примитивизма, т.е. тех направлений, что уже возникли на Западе и проникли в отечественное искусство.

Русские художники не были простыми подражателями и копиистами, никогда не опускались до банального ремесленничества. Они творчески усваивали западный опыт и переносили его на родную почву, видоизменив и трансформировав. К тому же, им вполне достаточно было национального материала, чтобы не становиться стилизаторами и подражателями. Пройдет совсем немного времени – и лучшие работы представителей «Бубнового валета» окажутся за океаном и найдут благодарную аудиторию.

10 декабря 1910 года произошла своеобразная революция в русском изобразительном искусстве. В Москве открылась выставка с шокирующим названием – «Бубновый валет». Хроника художественной жизни того времени была яркой, многообразной и пестрой. Тем не менее, эта пестрота вполне поддается и анализу, и классификации. Были выставлены около 250 произведений более тридцати художников. Сегодня они разбросаны по пятнадцати музеям России. Кое-что имеется в стенах Третьяковки.

На авторство названия выставки претендовал художник Аристарх  Лентулов. По другой версии, название придумал Михаил Ларионов. В названии, несомненно, тоже содержалась «пощечина общественному вкусу», вызов декадентско-символистическому искусству. Бубновый валет в карточной игре – синоним обманщика, вруна и проходимца. Существовала и воровская шайка т.н. червонных валетов. Бубновый валет был и знаком на спине каторжанина. А вот на старинных итальянских полотнах бубновый валет неизменно изображался с палитрой в руке. Таким образом, этот знак воспринимался как символ молодости, горячей крови и страсти.

Н. Гончарова. Борцы.

И сами художники были людьми рослыми, здоровыми, занимающимися гиревым спортом и борьбой. Современники вспоминали, что от них так и веяло молодым здоровьем, упоением и задором. Не случайно на одной из картин Натальи Гончаровой изображены борцы – вполне в духе того времени.

Большинство из них училось в московском училище ваяния и зодчества у художников Валентина Серова и Константина Коровина. Однако всё, что было создано передвижниками, объявлялось старым и отжившим. Утонченный стилизм «Мира искусства», мистические видения «Голубой розы» также отбрасывались с порога. Новое поколение решило создать принципиально иной мир – мир грубый и вещный. Они решили свести живопись с небес на землю, покончить с господством пространства и противопоставить ему именно мир вещей. В утверждении предметности состоял исходный принцип их искусства. Именно по этой причине излюбленным жанром художников «Бубнового валета» становится натюрморт.

П.Кончаловский. Сухие краски

Натюрморт Петра Кончаловского «Сухие краски» стал своего рода манифестом для художников «Бубнового валета». Сам термин «натюрморт» в буквальном переводе с французского означал «убитую природу». Делом художника было максимально оживить ее. И оживляли! Мастера кисти умели показывать роскошь и изобилие плодов земли, передать тонкий аромат цветов, переливы ткани, хрупкость фарфора.  И вдруг – ни цветов, ни плодов, ни следа от былого очарования. Одна неприглядная кухня живописного ремесла. Кисти в кувшине, жестяные банки с масляным лаком № 3, банки с сухими красками. Всё то, что обычно остается «за кадром». Краски на сей раз ничего не изображают, они играют самих себя. Высокое искусство живописи автор как бы сознательно снижает до ремесла, и не боится столь предельного обнажения темы.

Михаил Ларионов первым открыл прелесть наивной вывески, непосредственную поэзию лубка. До него в этом мире не умели находить ни очарования простоты, ни вдохновения. Иные полотна напоминали наивные детские рисунки. Так, на одной из картин изображен здоровенный детина с румянцем во всю щеку, который самым непотребным образом развалился на фоне заборных надписей. Это ленивое, почти обломовское возлежание изображено с простодушным юмором. Перед нами – пародия на парадный портрет или фотографию. «Как неэстетично!» — поморщившись, скажет высоколобый эстет, и даже по-своему будет прав. Однако пройдет время – и этот мнимый примитив займет место в лучших музеях мира.

Супруга и соратница Ларионова – художница Наталья Гончарова – с трогательной симпатией, также свойственной детскому рисунку, изображала женщин с огрубевшими лицами и тяжелыми ступнями, их нелегкий повседневный труд. Это уже не стилизация народного быта, как на полотнах Б.Кустодиева, а попытка обрести простодушный взгляд на мир среди запутанной и драматичной действительности.

Петр Кончаловский, зять Сурикова, обожал эпатировать почтенную публику. На него явно оказал влияние ларионовский примитив. Сам Кончаловский неоднократно признавался в любви к народному искусству. Однако хотел ли он быть понятным народу? Здесь кроется определенное лукавство. Ведь стилизаторство рассчитано на зрителя достаточно искушенного в вопросах живописи.

Пестрое самобытное искусство Ильи Машкова также имеет народные корни. Служа в купеческих лавках и будучи мальчиком на побегушках, он нередко рисовал вывески. Это ремесло позднее пригодилось. Однако Валентин Серов сравнил искусство ученика с фонарем, и Машков был исключен из училища. Но не погиб и не пропал. От его портретов дам рябит в глазах. Но именно так Машков воспринимал мир – полнокровно и красочно. Так госпожа Керкальди сидит на фоне ковра, изображающего китаянку, в соседстве с пятнистой ланью и яркими фруктами. Голова дамы в синем платье и с красными щеками кажется просунутой в прорезь ковра, как это делали фотографы на ярмарках.

Настоящее пиршество красок Машкова в полной мере проявилось в его натюрмортах. Здесь и неистощимая выдумка, и красочная щедрость. Острое чувство жизни художник вдыхал в предметы, казавшиеся картонным муляжем. Машков любил концентрическую композицию, как на подносах. Цель – утверждение фольклорного духа.

Сама же общая идея выставка – идея единства и разнообразия художественного творчества. Реалистическим искусством сам мир искусства в целом далеко не исчерпывается. Подлинный художник имеет право на собственное видение мира, пусть даже оно радикально отличается от традиционного взгляда. Талант неизменно пробьет себе дорогу, несмотря на лавину критики и даже вопреки ей. К тому же, творчество некоторых художников,  в особенности В.Кандинского, послужило своеобразным «мостом» между русской и западноевропейской культурами. Наш соотечественник успешно трудился на ниве немецкого объединения Баухауз, оставаясь русским человеком по складу характера. Следовательно, противопоставление русской и западной культур не универсально и не категорично.

Павел Николаевич Малофеев

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Коллекция готовых сочинений

Добавить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: