Стать грамотным

Чем интересна читателям поэма «Мертвые души»

Чем интересна читателям поэма "Мёртвые души"

Музей восковых фигур. Гоголь.

Так получилось, что поэма «Мертвые души» стала главным произведением всей сознательной писательской жизни Н.В.Гоголя. Замысел этой книги (кстати, как и комедии «Ревизор») был, как предполагают исследователи, подсказан или подарен Гоголю Пушкиным, в черновиках которого, действительно, сохранились планы ненаписанных произведений, отчасти напоминающие те, что вышли затем из-под пера Гоголя.

Первый том «Мертвых душ» увидел свет в 1842 году. Автору пришлось «повоевать» с тогдашней цензурой, которая никак не хотела пропускать такое название. Ведь православие было официальной религией Российской империи и во многом определяло уклад жизни столичного дворянства даже в середине XIX века, хотя религиозность многих и была чисто формальной. Но по религиозным канонам души считались бессмертными, вот почему на Гоголя так ополчились в цензурном ведомстве. Пришлось ему пойти на уступки и сочинить название в духе авантюрного или плутовского романа: «Мертвые души, или Похождения Чичикова».

И именно название произведения, пожалуй, и является той первой причиной, по которой само произведение может сохранять интерес и для современного читателя. Хоть Россия уже давно является светским государством, и никто никого в свою веру не «тащит», но тезис о бессмертии души у многих прочно сидит в головах. И если предположить, что человек вообще не имеет представления о том, кто такой Гоголь, и что он написал, название может «зацепить» и заставить раскрыть книгу.

Другая причина – это жанровое обозначение произведения, которое стоит непосредственно за его названием. Гоголь выбрал вариант «поэма». Это и необычно для современного читателя. Ведь со школы у многих из нас со словом «поэма» ассоциируется стихотворное начало, рифмованные строки. А здесь сплошная проза, нигде никаких столбиков, в которые обычно располагаются стихи. Так что книга Гоголя, скорее, могла быть названа повестью или романом. Разве что по объему поэма сопоставима с романом – и то отчасти. Роман все-таки иногда предполагает несколько томов, как, например, «Война и мир» Л.Н. Толстого, а содержание поэмы укладывается в десяток страниц. Вот и возникает вопрос – почему Гоголь назвал свое произведение «поэмой»? Нет ли ответа в тексте? По этой причине и можно начать читать.

Стиль любого крупного художника (в широком смысле этого слова), разумеется, уникален и неповторим. Знатоки уверенно отличат Пушкина от Достоевского, или Чехова от Булгакова. Словесная «вязь» Гоголя тоже узнаваема почти сразу. С одной стороны, обилие развернутых описаний – места, обстановки, внешности персонажей – способно отпугнуть читателя, в особенности юного. Но здесь многое зависит от того, будет ли книга рекомендована извне, кем-то, или читатель проявит интерес к ней самостоятельно. Лучше, если найдется старший наставник. А еще лучше, когда отдельные фрагменты поэмы будут прочитаны вслух – не всё же читать глазами и про себя. Мелодика звучащей речи завораживает и как раз обозначает те или иные стилевые особенности. Гоголь любит плести словесные кружева. Его мышление поэтично и вызывает массу ассоциаций. Это непривычно для неподготовленного читателя, но это же и привлекает внимание. Стоит только автору начать описывать какой-нибудь эпизод, так тут же действие расширяется. Например, появляется какой-то молодой человек в самом начале книги – и с такими подробностями Гоголь его описывает, словно он станет главным действующим лицом. А ничего подобного – просто прохожий. Или когда Чичиков подъезжает к дому помещицы Коробочки, и лают собаки, Гоголь вдруг начинает проводить параллели этого лая с певчим из церковного хора. Таким образом, Гоголь почти никогда не высказывается прямолинейно. У него одна подробность наслаивается на другую, а сама мысль неизменно выражается с помощью метафор и сравнений. К такому стилю надо привыкать, но если привыкнешь, полюбишь и оценишь – то лучше писателя и книги для тебя уже не будет.

Иногда Гоголю бывает достаточно одного слова, чтобы внятно охарактеризовать персонажа или группу лиц. Например, когда речь заходит о московских чиновниках, то говорится о том, что одни читали Карамзина, другие газету «Московские ведомости», третьи ДАЖЕ и совсем ничего не читали. Все мы знаем, что слово «даже» служит для усиления мысли. А здесь совсем иначе – высшая степень любви чиновников к чтению означает полное отсутствие этой любви. А городской прокурор умер оттого, что, может быть, впервые в жизни стал напряженно думать. Разве не мастер Гоголь?

Гоголь принадлежит к одному из первых отечественных классиков, кто уделял такое большое внимание художественной детали. Эту особенность переняли от него Чехов, Бунин, Набоков. Причем, деталь детали рознь – некоторые описания просто пробегаешь глазами, и взгляд ни на чем не задерживается, а в отдельных случаях почти сразу понимаешь – ага, автор не просто так упоминает о чем-либо! И примеров немало: книга в кабинете помещика Манилова, заложенная на четырнадцатой странице, которую тот читал уже два года. Здесь комический эффект заключается в своеобразном топтании на месте. Эпитет, которым Гоголь характеризует Коробочку, — просто шедевр: «дубинноголовая». Плюшкин настолько потерял лицо и человеческий облик, что Чичиков поначалу принял его за старуху-ключницу, а о том, что Плюшкина зовут Степаном, мы, читатели, узнает только по отчеству его дочери, которую зовут Александра Степановна. Собакевич походит внешностью на средних размеров медведя, и зовут-то его тоже Михайло Семенович (почти Михайло Потапович – как в русских народных сказках). Ноздрев назван «историческим человеком», но не в том смысле, что подобен Суворову, Наполеону, Сталину или другим реальным историческим персонажам, а потому, что имеет несчастную привычку вечно попадать в какие-нибудь истории, где ему же в первую очередь и достается.

А чтобы узнать подробности про Чичикова, про его биографию, книгу придется все равно прочитать до конца, потому что вся информация находится в заключительной главе. Почему так поступил автор? Наверно, доверяет читателю, хочет, чтобы тот составил собственное представление, кто такой Чичиков, что это за «фрукт». Кстати, было бы небезынтересно сопоставить «подлеца» Чичикова с предпринимателями нашего времени. Это тема отдельного сочинения и даже сравнительно-сопоставительного социологического исследования.

И еще один момент, способный заинтересовать любознательного читателя. Оказывается, первоначальный замысел Гоголя настолько разросся, что писатель решил не ограничиваться одним томом. Тем более, что в нем герои «один пошлее другого» и Русь показана только «с одного боку». Гоголь задумал трилогию, подражая «Божественной комедии» Данте. Он написал «Ад» и работал над вторым томом, где появлялись положительные персонажи. Но работа не заладилась с самого начала. Несколько раз автор сжигал уже готовый труд. Последний раз он сделал это накануне смерти. От второго тома остались только наброски и отрывки отдельных глав. По ним трудно делать выводы, что могло бы представлять собой целое. А третий том, где Чичиков, по замыслу, должен был бы раскаяться и получить прощение из рук самого царя, и вовсе не был написан. Возможно, Гоголь чувствовал, что обманывает сам себя, что российская действительность не давала ему поводов для оптимизма. И все-таки интересно – а вдруг существует где-нибудь второй том «Мертвых душ»? И, прочитав первый, разве не захочется узнать о дальнейшем развитии событий?

Отпугнуть от чтения «Мертвых душ», конечно, может объем. В девятом классе изучаются небольшие по объему произведения, а это выделяется на их фоне. Но никакой краткий пересказ и никакой фильм не сравнятся с эстетическим удовольствием от прочтения книги непосредственно. Главное, чтобы был вовремя привит вкус к такому чтению. А сделать это может только семья. Иначе прочитаешь «Мертвые души», «Евгения Онегина», «Героя нашего времени» из-под палки, потом постараешься забыть, как страшный сон, и больше к ним не возвращаться. Жаль, если так произойдет…

Сочинение из коллекции П.Н. Малофеева ©


Другие материалы о Н.В. Гоголе: 

Что мы знаем о Н.В. Гоголе? Статья к юбилею писателя. 

«Тарас Бульба», фильм Владимира Бортко

Новая экранизация повести Н.В. Гоголя «Вий»

«Тарас Бульба» (2009). Смотреть онлайн

«Вечера на хуторе близ Диканьки». Три экранизации

Образ Манилова в поэме Н.В. Гоголя «Мёртвые души»

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Рубрики сайта