Стать грамотным

К итоговому сочинению — 2016

Итоговое сочинение 2016 года проверяет те же базовые умения и навыки выпускников, что и прошлогоднее выпускное сочинение. Другими стали лишь направления тем. Они теперь сформулированы в виде ключевых слов: «Любовь», «Время», «Дом», «Путь», «Год литературы в России». В нашей коллекции есть несколько базовых сочинений по этим направлениям. Вот некоторые из них. 

Любовь взаимная 

Любовь взаимная. К итоговому сочинению.Уже столько написано стихов и прозы об этом чувстве, что возникло ощущение переизбытка. В середине ХХ века Борис Пастернак, обращаясь к условной возлюбленной, назвал слово «любовь» «пошлым» и пообещал придумать «кличку иную». Но ведь так и не придумал! Да и зачем? Всё уже придумано за нас, всё уже было. И о любви, конечно, напишут еще не раз.

Часто ли встречается взаимная любовь? В жизни – сколько угодно раз. А вот на страницах художественных произведений – не столь часто. Почему? Тут имеется своя философия.

Когда человек счастлив, он либо испытывает страсть, либо у него полная гармония в душе. Но долго длиться это состояние не может. Так в разные времена считали и Лермонтов, и Бунин. У обоих любовь отнесена в прошедшее время, она причиняет жгучие страдания и высочайшее упоение. И одно без другого не мыслится. Может быть, даже когда теряешь любовь, когда теряешь навсегда любимого человека – и получаются настоящие шедевры. Потому что только кровью собственного сердца они пишутся.

Между кем царит взаимная любовь? Между членами семейства Ростовых в эпопее Л.Н.Толстого «Война и мир». Между Пьером и Наташей в эпилоге романа, когда у них уже собственная семья. И хотя Наташа – собственница, но Пьера, видимо, это вполне устраивает.

Верны друг другу старички Базаровы из романа И.С.Тургенева «Отцы и дети». Их взаимное чувство – это словно ровный, спокойный огонь в камине. Наверно, так было не всегда, и в молодые годы страсть бурлила. Но она уступила место взаимному уважению и заботе друг о друге. Они трогательны и безутешны в горе, когда теряют и хоронят единственного сына. И после этого живут только тем, что вместе ходят к нему на могилу.

Взаимно чувство между Машей Мироновой и Петром Гриневым из романа А.С.Пушкина «Капитанская дочка». Оно прошло через многие испытания. Маша даже не побоялась просить за жениха у самой императрицы. Но так и должно быть – настоящее чувство предполагает готовность к самопожертвованию.

Следовательно, мы можем прочесть у классиков о взаимной любви. Прочесть и вдохновиться. И узнать себя в некоторых персонажах.

Любовь к родине 

Был такой в Древней Греции философ-чудак – Зенон. Он известен тем, что один жил в бочке и считал себя счастливым. Он первым назвал себя «космополитом», то есть гражданином мира. И в этом ощущении Зенон был не одинок.

Прошли века. Появились национальные государства в Европе. Вот тогда и зарождается чувство, противоположное космополитизму, — патриотизм. Когда-то это слово было ругательным, потом стало произноситься с уважением.

Кто из наших классиков не любил Родину? Любили все. Другое дело – как любили и за что? Ни Некрасов, ни Блок, ни Пушкин не закрывали глаза на то, что происходит в России. У автора поэмы «Кому на Руси жить хорошо» есть следующее красноречивое признание: «Так глубоко ненавижу — / Так бескорыстно люблю». Или еще: «Кто живет без печали и гнева, / Тот не любит отчизны своей». Блок в стихотворении «Грешить бесстыдно, непробудно…» рисует очень неприглядную картину того, как человек после глубокого похмелья идет в Божий храм, молится, кается, потом возвращается домой и грешит снова. Поэт не любуется всем этим – он принимает всё это: «Да, и такой, моя Россия, / Ты всех краев дороже мне».

Настоящим русским поэтом был С.А.Есенин. Сам он не раз признавался, что его лирика жива только любовью к Родине. Есенин вдохновлялся родными пейзажами, в его стихи вошло ощущение российского простора: «Всё встречаю, всё приемлю, / Рад и счастлив душу вынуть…» Своеобразным наследником Есенина можно считать Н.Рубцова. Мало у кого столько признаний в любви к России, как у него. Рубцов мог и сегодня жить среди нас, если бы не погиб в январе 1970-го года…

Конечно, многие  познают большое через малое. От родного уголка мы рано или поздно отрываемся, и перед нами открывается «широкий простор для мечты и для жизни» — так поется в нашем государственном гимне. Так было и с нашими классиками. Например, И.С.Тургенев, страстный охотник и знаток русской природы, мало времени проводил в родном имении Спасское-Лутовиново, живя в Париже. Но, как говорится у Есенина, «большое видится на расстояньи». Вот и Гоголь признавался в любви к России из Рима. Значит, ностальгия тоже питает творчество, хоть и является мучительным чувством.

Итак, художники не устают признаваться в любви к Родине. Дают нам заразительный пример. Давайте же последуем ему!

Дом — родина 

Не стоит ждать от человека, чтобы он сразу и вдруг полюбил свое Отечество только потому, что ему так велят. Любовь, как и вера, не приходят по приказу. Это чувства очень личные, даже интимные. Их невозможно навязать. Мы рождаемся, взрослеем, выходим в самостоятельную жизнь и тогда многое начинаем понимать. И учимся ценить то, что имеем.

У Пушкина, например, ощущения Дома не было. Родители не уделяли ему должного внимания. А в душе копились обиды. Домом ему стал Царскосельский Лицей. Зато с некоторыми друзьями, например, Иваном Пущиным, Вильгельмом Кюхельбекером и Антоном Дельвигом, отношения продолжались до самой смерти поэта. «Все те же мы – нам целый мир чужбина, / Отечество нам – Царское Село» — кому не известны эти строки?

Гораздо трагичнее оказалась судьба тех, кто после Октябрьского переворота был вынужден покинуть Россию навсегда, кто ушел в изгнание, в эмиграцию. Среди них – и Бунин, и Куприн, и Набоков, и Бердяев. Можно сказать, что эмигрировал почти весь «серебряный век».

Познавший мировую славу Набоков, так и не обзавелся собственным домом, хотя имел все возможности для этого. Жил в гостиничных номерах. Из Америки перебрался в Швейцарию. Эта страна напоминала покинутую Родину – вот и всё объяснение.

В 70-е годы ХХ века была популярна «деревенская проза» в лице В.Распутина, В.Белова, Ф.Абрамова. Для этих писателей чувство Дома и Родины сливались в единое целое. И когда людям приходится сниматься с насиженных мест, как в повести В.Распутина «Прощание с Матёрой», это уже не просто драма, а настоящая трагедия нескольких поколений, трагедия русского крестьянства, чья земля вот-вот уйдет под воду. Кто-то решил перезахоронить родственников, а кто-то увозил избы, чтобы вынужденно обосноваться на новом месте.

Образ родительского дома часто встает из поэтических снов, например, в стихотворении Лермонтова «Как часто, пестрою толпою окружен…» Но сны неизбежно заканчиваются и реальность не дает забыться. И остается утешаться только тем, что Память у нас не отнимет никто, что она и есть то единственное, что нам не изменит.

Как время изменяет человека 

Время – одна из основных философских категорий. Но время – это еще и физический термин. Первых философов еще древние греки называли «физиками». Одним из первых вопрос о времени поднял Гераклит, автор знаменитого изречения «В одну реку нельзя войти дважды» или «Всё течет».

Литература – это одна из оригинальных форм философствования. Она условно делится на поэзию и прозу. Поэты – существа более тонкие, эмоциональные. Они острее чувствуют мир и бег времени. И пытаются передать эти ощущения в стихотворной форме. Это сделал и Г.Р.Державин в одах «Водопад» и «На смерть князя Мещерского». Строчку из последней оды – «Где стол был яств, там гроб стоит» — Пушкин взял эпиграфом к одной из глав романа «Дубровский».

Тот же Пушкин, подражая Державину и Горацию, написал свой «Памятник», где тоже поставлен вопрос о времени. Поэт выражает уверенность, что его слава пройдет через время, через века, потому что он стремился пробуждать в людях добрые чувства.

Есть у Пушкина очень философское стихотворение – «Брожу ли я вдоль улиц шумных». И здесь тоже основная тема – скоротечность жизни. Тот, кто вчера был ребенком, сегодня уже юноша, а завтра – зрелый мужчина, потом старик. И уже мысли о вечном, о неизбежности смерти. И одно желание – быть похороненным «ближе к милому пределу».

Если обратиться к русской классической прозе, то мы тоже без труда увидим, что во многих крупных произведениях прослеживаются судьбы нескольких поколений. Повествование ведется в двух временных планах: «было» и «стало».

Например, Плюшкин, помещик из «Мертвых душ» Гоголя, показан в изменении к худшему. Следовательно, как это ни парадоксально, он не мертвее, а живее других персонажей. И сад возле его дома – запущенный, но все еще прекрасный.

Иногда человек меняется в худшую сторону стремительно. Таков доктор Дмитрий Ионыч Старцев из рассказа Чехова «Ионыч». На первых страницах он молод, горяч и полон жажды деятельности, в конце рассказа – это уже существо, жадное до денег.

Есть ли что-то, неподвластное времени? Кажется, что нет. Но это не так. У Анны Ахматовой читаем: «Ржавеет золото и истлевает сталь, / Крошится мрамор — к смерти все готово. / Всего прочнее на земле печаль / И долговечней — царственное слово».

Из коллекции П.Н. Малофеева

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Рубрики сайта