Стать грамотным

К юбилеям И.С. Никитина и А.В. Кольцова

Октябрь 1, 2014 / Памятные даты / Комментарии: 0

3 октября — 190 лет со дня рождения русского поэта И. С. Никитина (1824-1861г.)

15 октября — 205 лет со дня рождения русского поэта А. В. Кольцова (1809-1842г.)

Автор статьи — П.Н. Малофеев.К юбилеям Кольцова и Никитина

Средняя полоса России дала нашей литературе многих известных деятелей. И воронежская земля – не исключение. В октябре этого года – юбилеи сразу у двух уроженцев этих краев – Ивана Саввича Никитина и Алексея Васильевича Кольцова.

Между прочим, и политологи, историки и социологи тоже, не сговариваясь, в один голос склонны утверждать – харизматические личности, самородки очень часто появляются с периферии, приходят в столицы из самой глухой глубинки.

И пусть Кольцов с Никитиным бывали в столицах лишь наездами, и то больше по хозяйственным делам, но завоевать искушенную столичную публику смогли. Сами они никогда не были людьми  светскими, тушевались и стеснялись, но за них говорили стихи – свежие, детские, в чем-то наивные и кажущиеся внешне безыскусными.

Конечно, дело не только в том, что родились эти двое в один месяц, пусть и с разницей в несколько дней – иные параллели, уже в их судьбах, напрашиваются сами собой и от них трудно удержаться.

И Никитин, и Кольцов – выходцы из купеческого сословия. Оба не получили сколько-нибудь приличного систематического образования, остались самоучками, хотя позднее и предпринимали небезуспешные попытки по самообразованию.

Тот и другой чувствовали себя среди представителей своего сословия «белыми воронами», а затем и изгоями. Тяжба Кольцова с собственным отцом и вовсе вогнала поэта в гроб намного раньше преклонных лет. Провинциальная среда специфична – она сначала радушно привечает своих, но жестоко карает отступников – завистью, злостью, заговором молчания, клеветой и травлей. Нужно быть «богатырем духовным», чтобы всему этому успешно противостоять либо вовсе не замечать. А силы не беспредельны и жизнь до обидного коротка.

Никитин и Кольцов вынуждены были «играть по правилам» — торговать, заниматься предпринимательством, но души к этому занятию, естественно, не лежали. Заниматься всем этим приходилось чисто заработка ради, чтобы не умереть с голоду, помогать семье  и самому быть финансово независимым. Получалось это всё со страшным скрипом и страшными душевными терзаниями. Вспомним – ведь даже у Пушкина, первого нашего литератора, который сознательно старался жить на гонорары от своих опубликованных произведений, мало что вышло в конечном итоге – пушкинские тысячные долги пришлось оплачивать лично царю Николаю Павловичу. И пусть торговля – не литература, она приносила куда больший доход, только не приносила радости. Радость давало творчество, а им-то как раз приходилось заниматься урывками.

Как Никитин, так и Кольцов остались в истории нашей словесности прежде всего певцами родной земли – ее необъятных просторов, величия и мощи, исторического прошлого, культуры и языка, народной талантливости. Они многое из фольклора взяли и многим, творчески переработанным и усвоенным, в него вернулись и вошли.

Причем определение «певец» можно понимать и почти буквально. Чуткость к подлинной народной речи, к ее истокам и корням сообщила стихам Никитина и Кольцова ту напевность и мелодичность, что позволило многим стихам стать поистине национальными песнями. Да и многие стихи Кольцова так озаглавлены – «Песня» или «Русская песня». У Никитина же это знаменитое стихотворение про ухаря-купца, который ехал с ярмарки, поющееся в сокращенном варианте. Ведь лишь тот поэт по-настоящему народен, кого поют, и чьи стихи от имени автора отрываются. С одной стороны обидно, с другой – весьма почетно.

Традицию «русских песен» заложили еще А.Ф.Мерзляков и А.А.Дельвиг. Но они не знали народной жизни, ее радостей и горестей в полной мере, мастерски стилизовали свой литературный язык под фольклор. А Кольцов и Никитин – плоть от плоти народной, как и всё первое поколение русских купцов. Сами ходили за плугом, пахали и сеяли, умели слушать и наблюдать, и многое из этих наблюдений потом осело в стихах.

Оба были убиты чахоткой. Увы, она не лечилась вплоть до ХХ века. Даже врач Чехов и тот не смог с ней сладить у себя.

Жаль, что в тени остался стихотворный отклик Кольцова на смерть Пушкина – стихотворение «Лес». У Лермонтова в «Смерти поэта» такой пронзительной, щемящей интонации нет, нет такого глубокого, горчайшего вздоха – по-русски, навзрыд… Только ненамного и сам Кольцов пережил оплаканного им поэта, с которым только-только успел познакомиться.

37 лет – «классический» роковой возраст, в котором гибнут многие русские поэты. А нам остается Память. То, что не отнимет никто и что пребудет с нами до собственного смертного часа.

В 1997 году был снят полнометражный художественный фильм о судьбе Алексея Кольцова – «На заре туманной юности». Очень рекомендую всем коллегам и всем посетителям «Стать грамотным» Одна из немногих достойных лент, снятых к тому же в неблагоприятные для нашей культуры 90-е годы.


Читайте на сайте:
К юбилею М.Ю. Лермонтова

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Коллекция готовых сочинений

Добавить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: