Стать грамотным

Как понимали счастье С.А.Есенин и В.В.Маяковский?

Сентябрь 6, 2017 / Литература / Комментарии: 0

Этот не-тандем русской литературы начала ХХ столетия продолжает волновать спустя вот уже без малого век. Казалось бы, эти личности едва ли не полностью противоположны друг другу… однако ни один, ни второй не могли не писать. Не могли не думать о судьбах Отечества. И, как бы ни было в иных обстоятельствах, все же они друг друга уважали. Хотя и едва ли понимали, но это, наверно, не так и важно. Смерть Есенина потрясла глубоко его «литературного оппонента». И, конечно, отозвавшись на эту трагедию известным стихотворением, В. Маяковский отдает ему должное: «… вы ж такое загибать умели, что другой на свете не умел!»

Есенин и Маяковский

 

Возможно, своего рода противостояние между этими столпами нашей изящной словесности обусловлено тем, что они не могли поменяться местами. Я говорю о местах в общественной жизни, гражданской позиции, что ли… С.А. Есенин предпринимал попытки влиться в происходящее, стать, что называется, «рупором революции», но в силу множества причин это было обречено на провал. Пересиливала Искренность. Свою Родину, свою природу, живую душу он любил совершенно беззаветно. И никакие временные ценности изменяющегося политического режима не могли бы пересилить в нем эту сермяжную истину – практически животную неотъемлемую привязанность к своим корням, родной земле и всему, ей взращенному. Этим В.В. Маяковский был до известной степени обделен. Вероятно, понимал это, но, будучи всецело поглощен окружающей его бурей событий, мало чем мог воспрепятствовать…

Есенин не связывает себя с грядущим поколением: «А я пойду один к неведомым пределам…». Маяковский: «поэт вылизывал чахоткины плевки». Есенин: «У вас иная жизнь, у вас другой напев». У Маяковского звучит мысль об общем – общем! — памятнике. Есенину, мягко говоря, не особенно до памятников – ни общих, ни персональных, он не видит и не находит себе места в новом мире, живет он прошлым, дышит воздухом Руси. Для Маяковского же Русь, как таковая, не существует, ему вполне достаточно социализма, но только господствующего везде.



Есенин говорит о себе. А Маяковский – о людях (в частности себе), сплоченных общей идеей. У Есенина – Русь деревянная, сонм уходящих, жеребенок и стальная конница. У Маяковского – социализм, потомки – «Для вас, которые здоровы и ловки». Есенин – поэт прошлого. Он, выражаясь его же словами, жеребенок, робеющий перед несущимся паровозом. В то же время Маяковский явно стоит на подножке того самого локомотива, он поэт будущего. Есенин испытывает дрожь перед сонмом уходящих, Маяковский собирается прийти в коммунистическое далеко…

С.А. Есенин «слишком любил на этом свете все, что душу облекает в плоть», а Маяковский «себя смирял, становясь на горло собственной песне».

Смысл жизни Есенина – жить для того чтобы жить: дышать, думать в тишине, целоваться и прочее… Смысл жизни Маяковского заключается в перманентной борьбе. В мирное время поэту пришлось туго бы – с его-то идейными установками! Борьба не за собственное счастье, а за счастье страны и грядущего поколения. Девиз – светлое будущее, игра стоит свеч. А Есенин как-то не очень размышлял о будущем: «Мы теперь уходим понемногу…» И – ушел.

Я не говорю о том, кто являлся инициатором кровавых событий в Англетере. Наверно, это страшная мысль сама по себе, но тем не менее. Я считаю, что поэт был убит. Но даже если бы он не погиб в том пресловутом гостиничном номере напротив Исаакиевского собора, он едва ли имел шанс дожить до внуков и правнуков. В конце концов, Черный человек просто так абы к кому в гости не приходит…

Ирония судьбы в том, что В.В. Маяковский также ушел преждевременно, трагически. Вроде бы – вроде бы! – в причинах его гибели сомнений несколько меньше, но – как знать?..

Общей трагедией обоих поэтов стало то, что их жизненные ценности оказались несостоятельными… Есенинское прошлое уходило с каждым годом все дальше в Лету, и не было, да и пока нет такой силы, которая могла бы повернуть безжалостное время вспять, отодвинув жернова революции 1917 года. Светлое будущее Маяковского оказалось весьма далеким от того идеала, к которому так стремился поэт, и просто перешагнуло через потерю своего талантливого певца. Все же, как оказалось, страдания живой души не заменить никакими лозунгами и декларациями… Владимир Владимирович был тончайшим, изящнейшим лириком! Его амплуа громогласного «коверкателя» традиционной рифмы дошло до апогея.. и оказалось отброшенным на обочину. Нам осталась «живая» составляющая его творчества – любовь, пронизывающая его неровные строки, оживотворяя их своим теплым дыханием.

Лидия Рыжова

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Коллекция готовых сочинений

Комментарии закрыты.