Стать грамотным

Интервьюер и интервьюируемый. Морально-этические аспекты интервью.

Апрель 3, 2016 / Как стать грамотным? / Комментарии: 0

Моральные и нравственные аспекты интервьюСоциология возникла гораздо позже других наук и дисциплин. Именно поэтому она многое из них позаимствовала: терминологию, схемы, таблицы, графики и др. Но это обстоятельство отнюдь не означает, что социологи не разработали собственного инструментария.

Наиболее популярным видом социологических исследований можно признать опрос. Его принято делить на два вида – анкетирование и интервьюирование. С каждой из этих форм нам приходится сталкиваться не однажды в течение жизни. И все-таки рискнем предположить – анкеты заполняются чаще, чем берется или дается интервью. Все-таки кого попало интервьюировать не станут. Объектом обычно становится личность известная, чье мнение интересует любую потенциальную публику – как традиционных бумажных, так и электронных СМИ.

Что же такое интервью по своей сути? Разумеется, беседа, диалог между двумя заинтересованными лицами. У каждого, грубо говоря, своя корысть. Интервьюер (он же – корреспондент какого-либо издания) имеет задание редакции и в его интересах выполнить его качественно и в сжатые сроки. Интервьюируемый (он же – респондент), предположим, озабочен падением собственной популярности или, напротив, хочет привлечь к себе внимание общественности. А что, как не интервью, да еще опубликованное на страницах модного глянцевого журнала или активно посещаемого портала, может способствовать этому?

Но именно здесь, как говорится, собака и зарыта. Иначе выражаясь, именно в погоне за популярностью или за очередными «жареными» фактами легко перейти грань дозволенного, нарушить неписаные этические принципы. Как же именно это происходит и как избежать возможных неприятных инцидентов личного характера, а то и открытого судебного разбирательства? Обратимся к типовым ситуациям.

Любое интервью тщательно планируется и готовится. Следует заручиться согласием того, с кем планируется вести беседу. Выяснить, возможна ли аудио или видеозапись. И, разумеется, не дожидаясь вопроса со стороны, самому уверить «героя» будущего интервью, что вся последующая расшифровка беседы с ним будет распечатана и представлена ему для ознакомления. Делается это с единственной целью – избежать любой дезинформации и искажения сказанных слов. Авторизация полученного в результате интервью материала – обязательное условие в работе журналиста. Иначе он быстро скатится до бульварного уровня и безнадежной потери репутации. Если только он вообще ее успел заработать…

То, что происходит сегодня в рамках программы «Пусть говорят» и ей подобных, разумеется, ни в  какие этические рамки не вмещается. Сценарий один, а развитие событий в студии может оказаться совершенно непредсказуемым. Особенно для самих участников. Недаром были случаи, когда некоторые участники уходили прямо из эфира, не желая принимать участие в «стирке грязного белья». И, конечно, правда на их стороне!

Другой момент, связанный с непосредственным проведением интервью, — о чем можно спрашивать и как следует отвечать? Понятно, что тот или иной неприятный вопрос любой респондент имеет право игнорировать, бросив реплику: «Следующий вопрос, пожалуйста». И настаивать не стоит ни в коем случае. Никто не обязан публично саморазоблачаться, если только сам того не желает. А если желает?

Не нуждающемуся в дополнительных представлениях актеру и исполнителю Михаилу Боярскому до сих пор, например, «аукается» скандальное интервью, которое он дал еще в 90-е годы дочери писателя Аркадия Вайнера – Наталье Дарьяловой. Достаточно напомнить, что там он признавался в единственном профессиональном умении – пить водку, и в солидном «питейном» стаже. А вот когда вездесущие папарацци подкараулили Боярского уже полтора десятилетия спустя и сделали снимок «звезды» в плавках, многие были поражены, какое тело у пятидесятипятилетнего мужчины. Будь он таким горьким пьяницей – вряд ли бы так отлично сохранился. Следовательно, лукавил Михаил Сергеевич, ох, лукавил. Вот только зачем ему это было надо? Спросить бы, да как-то не слишком удобно…

Перед тем, кто находится в уютном кресле, но под лучами софитов и у микрофона, неизбежно встает вопрос – быть ли до конца искренним или оставлять что-то за «скобками», за «кадром»? Вопрос не праздный. Ведь те вопросы, которые задаются, могут оказаться провокационными или некорректными. И варианты развития событий самые различные. Если корреспондент и респондент стоят друг друга, то интервью получится не просто откровенным – запредельно откровенным. Если же один из участников общения «зажат», а другой эмоционально раскрепощен, то полноценной беседы не получится.

Любой респондент чувствует, каков интерес к нему – искренний, неподдельный, не только ради «галочки», или же формальный и бездушный. Только при обоюдном дружеском расположении разговор получится. Если же корреспондент не удосужился даже узнать своего временного «подопечного» заочно хотя бы в самых общих чертах, а ограничился официальной информацией – материал получится столь же сухим и официальным. И широкой аудитории он будет неинтересен.

С точки зрения этики наиболее «безопасен» вариант проведения интервью, при котором все вопросы известны респонденту заранее. Именно так предпочитал давать интервью писатель В.Набоков. В день, на который интервью было назначено, он, устроившись поудобнее перед камерой, зачитывал ответы на каждый вопрос. Всякая импровизация со стороны корреспондента полностью исключалась. Да, такая форма безопасна, удобна, только вот беда – отдает скукой и обыденностью.

Любая публичность чревата. В первую очередь чревата неизвестно откуда вылезшим тщеславием и желанием казаться лучше, чем ты есть на самом деле. Отсюда – столь частое и неумеренное употребление личного местоимения «я» в ходе интервью. Причем с нарастанием общего количества. Конечно, это не только плод тщеславия, но и смущения, естественного волнения. Все-таки трудно, почти невозможно рассказать о себе, отойдя от себя. Ведь не в третьем же лице о себе говорить!..

Наконец, заключительная проблема – название материала. Какой соблазн выдернуть цитату из контекста и поставить ее в заголовок! Вот только вряд ли респондент будет доволен таким самоуправством журналиста. Другое дело, если его не спрашивают и не ставят в известность…

Однажды произошло судебное разбирательство в связи с материалом, где упоминались Татьяна Буланова, Лариса Долина и муж последней – Илья Спицын. Говорилось о том, что у Булановой якобы произошел выкидыш, и что виной тому – «любимый корешок» Долиной. Слово «корешок» понятно только в контексте всего материала. Речь идет о ядовитом корне какого-то растения, отвар из которого помогает похудеть. Но ведь «корешок» — это еще и закадычный друг. И пожалуйста – возникает дурная двусмысленность, связанная с беспочвенными подозрениями относительно супружеской измены – то ли Булановой, то ли Спицына. А журналисты – «акулы пера», свое дело знают. И так оформляют, что не придерешься. Могут просто ответить: «Вы не так поняли!» — и, к сожалению, будут правы. Ловить на слове нужно только наверняка.

Фразу о том, что «клиент всегда прав», полезно помнить и всегда держать в уме представителям сразу нескольких профессий. Журналисты – в их числе. И диктофон – штука при интервью незаменимая. Пусть аудиозаписи и не принадлежат к числу вещественных доказательств, зато их расшифровка и экспертиза могут доказать или опровергнуть чью-либо правоту. Слово – не воробей.

Таким образом, интервью – жанр, требующий обоюдной слаженной работы – корреспондента и респондента. Находят они общий язык – может получиться настоящий шедевр публицистического стиля. Имеет место «диалог глухих» — материал пройдет незамеченным и канет в Лету буквально на следующий день после публикации. И все-таки интервью – жанр востребованный и модный. Скорей всего, таковым он и останется на долговременную перспективу.

Павел Николаевич Малофеев

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Коллекция готовых сочинений

Добавить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: