Стать грамотным

Онегин и Печорин

Март 14, 2017 / Литература / Комментарии: 0

Сравнительная характеристика главных героев романов М.Лермонтова «Герой нашего времени» и А.Пушкина «Евгений Онегин».

Евгений Онегин, если можно так выразиться, старше Григория Печорина: роман А.С. Пушкина в окончательной версии увидел свет в 1831-м году, Лермонтов опубликовал свое детище в 1840-м.

В отличие от младшего «собрата», пушкинский герой не наделен отчеством (полагаю, по вполне прозаической причине неудобства вкладывания его в стихотворный размер строфы — однако у Александра Сергеевича могли быть иные мотивы). Известный критик того времени В. Белинский в своей статье назвал Печорина «Онегиным нашего времени». Причины для этого определенно существуют.

Только ленивый, наверное, не отметил «географического» сходства героев, вернее, их фамилий. Вот только что в отличие от Онеги, текущей к морю, Печора представляет собой бурную горную реку. Это сразу вызывает ассоциации с Кавказом — местом действия событий романа «Герой нашего времени».

Любопытный момент: большую часть «Героя нашего времени» читатель видит с помощью дневника Печорина, через призму его мировосприятия, так как повествование ведется от первого лица. Что касается Онегина, то в-основном мы смотрим на героя глазами автора — за исключением прямых диалогов и письма к Татьяне. Нельзя также не отметить тот факт, что, в отличие от Пушкина, который является подлинным главным героем своего романа, незримо присутствуя в каждой фразе и комментируя все происходящее, Лермонтов комментирует Печорина лишь в предисловии — и довольно кратко.

Онегин и Печорин

Оба героя воспитаны в дворянских семьях, образованы сообразно духу времени. Находятся в одной социальной среде, можно так сказать. Однако повзрослевший Евгений так и остался принадлежать светскому обществу. Григория ждала военная карьера.

И Онегин, и Печорин имеют определенный успех в светской жизни, довольно бурно принимая в ней участие, однако вскоре оба устают от внешней суеты. У Евгения это выглядит так:

Нет: рано чувства в нем остыли;
Ему наскучил света шум…

Также нам известно о том (цитирую неточно), что им овладела русская хандра и он вовсе охладел к жизни, хоть и не желал с ней расставаться.
Печорин испытывает схожие чувства: «Я вступил в эту жизнь, пережив ее уже мысленно, и мне стало скучно и гадко, как тому, что читает дурное подражание давно известной книге».

Итак, отношение к обществу в широком понимании этого слова у обоих героев довольно нетерпимое, снисходительное с элементами некоторой вынужденности.

К самообразованию их отношение тоже примерно одинаковое: Онегин, прочтя множество книг, последовательно в них разочаровывался, после чего попробовал было писать сам, но также не преуспел. Печорин говорит о том же: чтение вызвало досаду по причине того, что пути к счастью там не указаны…

И Онегин, и Печорин в какой-то момент выпадают из привычного светского круга: Евгений отправляется в деревню к дядюшке, вступая в права наследства, Григорий делает военную карьеру.

Оба персонажа проницательны, язвительны и хорошо понимают человеческую натуру. Есть некое противопоставление их окружающему обществу, они выделяются, не желая в полной мере играть по общепринятым правилам. Онегин, приехав в деревенские края, шокирует соседей своими неожиданными привычками: заменяет тяжкую барщину легким оброком и игнорирует дежурные соседские визиты. Сходится он лишь с Ленским, человеком того же происхождения, воспитания и образования. Так и Печорин не вписывается всецело ни в один свой круг общения, более ли менее выделяя доктора Вернера благодаря некоторой идентичности их взглядов на жизнь.

И Онегин, и Печорин обладают тонким умом и склонны к разного рода играм психологического характера, рассматривая окружающих людей как некое подобие шахматных фигур на доске.

А.С. Пушкин о своем герое отзывается так:

Как рано мог он лицемерить,
Таить надежду, ревновать,
Разуверять, заставить верить,
Казаться мрачным, изнывать…

И так далее. Правда, в наибольшей степени «игры» Евгения все же имеют отношение к женскому полу, что, наверно, до известной степени объясняется возрастом. Григорий Александрович играет более расчетливо и жестоко, его действия не имеют гендерной направленности.

Оба героя, безусловно, эгоисты. Но эгоисты думающие, чувствующие и немало страдающие от проявлений собственной натуры. Онегин ощутимо проще Печорина, если можно так выразиться применительно к особенностям характера; он в меньшей степени склонен к самокритике и самобичеванию, но, в отличие от лермонтовского персонажа, он способен к раскаянию. Григорий Александрович выписан острее и циничнее. Он причиняет людям больше зла, и плата за это выше — но кому важны его внутренние переживания и терзания, коль скоро они не имеют внешнего выражения? Кому легче от его самоистязания, раз его поведение не имеет тенденции к переменам?

В жизни обоих героев происходит событие, выходящее из ряда бытовых и обыкновенных. Это дуэль. Причем не просто абстрактная дуэль со случайным человеком на почве серьезного различия взглядов на жизнь, а поединок с довольно близким (во всяком случае, не чужим — однозначно) приятелем.

Да, дружба Онегина с Ленским была, по словам Пушкина-комментатора, «от делать нечего». Сходств между ними было мало, но тем, вероятнее всего, они и были друг другу по-своему интересны. Поводом для дуэли стала очередная «игра от скуки» в исполнении Евгения, которому вздумалось развлечения ради уделить повышенное внимание невесте Ленского. По той же самой причине Печорин стрелялся с Грушницким: тот не простил ему историю с княжной Лиговской (которая опять-таки была спровоцирована Григорием Александровичем от скуки же), придумал довольно гнусную инсинуацию и в результате был убит.

Надо отдать должное: ни Онегин, ни Печорин к поединку не стремились. Онегин обвинял себя в происходящем, понимая, что ему не следовало дразнить чувства молодого мальчика и играть на его пылкой ревности; вызов Ленского можно и нужно было отклонить, обуздав в себе гордость и снизойдя до серьезности ситуации, извинив не чужого ему человека. Но все же победил внутренний язвительный дуэлянт, и Евгений отверг голос великодушия. Печорин тоже не хотел стреляться, понимая, что в силу характера Грушницкий дорожит жизнью больше него самого, и смерть может стать слишком большой платой за сделанную глупость. Ему было достаточно и публичных извинений, о чем он (в отличие от Онегина!) до последней минуты просил задуматься своего соперника. Жажды убийства в нем, несмотря на иные скверные черты его натуры, нет: в этой игре с Грушницким Печорин изначально — победитель, и причина подводить кровавую черту под этим решительно отсутствует, и без того все понятно.

Евгений спокойно спит ночью накануне дуэли, но после страшно поражен гибелью Ленского и своей в ней безотрадной ролью. Он бесцельно скитается по свету, пытаясь, в сущности, убежать от самого себя и своей безысходной тоски. Печорин перед дуэлью не спит, разбираясь в себе. Но в целом мало того, что от себя не бегает в принципе — наоборот ведет дневник, призванный запечатлевать отдельные моменты прошлого — он не особенно убивается о Грушницком. В тот момент наиболее острым переживанием для него становится расставание с любящей его Верой, которая, оставив прощальное письмо, покидает Кавказ. Он кидается было ее догонять, но не может, и здесь читатель единственный раз видит мучительное отчаяние героя, его бессильные слезы.

Если рассматривать отношения героев А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова с женщинами, то оно существенно разнится. Да, Онегин, о чем повествует подробно первая глава романа, был тот еще сердцеед, и немало светских дам попалось в сети его интриг. Но, по всей видимости, речь была об обоюдных играх, а не о бессовестном обольщении неопытной души. Во всяком случае, Татьяну Евгений выделил сразу, оценив ее безусловные достоинства. Получив письмо, он устроил бедной девушке целую отповедь (вот она, маска снисходительно-равнодушного циника!), но однако же не воспользовался моментом для обольщения влюбленной барышни. Пожалел.

… Но обмануть он не хотел
Доверчивость души невинной.

Он с самого начала, в сущности, с ней не заигрывал и ложных надежд не внушал. И, конечно, можно было как-то поделикатнее поговорить с Татьяной после получения письма, проявить больше сочувствия, но в целом ничего особенно жестокого в этом эпизоде нет.

Печорин вообще не особенно смущается своими немилосердными упражнениями. Он прекрасно понимает, что к чему, признает собственную вину и причастность к чужому несчастью, но будто со стороны: в его воле констатировать печальную ситуацию — и только. «Я взвешиваю, разбираю свои собственные страсти и поступки с строгим любопытством, но без участия». Также в дневнике Печорина в какой-то момент проскальзывает мысль о двойственности его натуры: будто одна ее часть живет здесь и сейчас, а вторая — наблюдает за первой, порой комментируя и осуждая ее.

Онегин поначалу не решился связать свою жизнь с Татьяной из опасений утратить свою привычную свободу. Однако их следующая встреча принесла герою осознание горечи безвозвратной утраты влюбленной в него девушки. Но если немного пофантазировать? Если б Татьяна решилась расстаться с супругом? Или, к примеру (все мы под Богом ходим…) овдовела? Вполне возможно себе представить, что по прошествии отведенного приличиями времени они с Онегиным могли бы быть счастливы вместе, составив пару. Представить женатым Печорина решительно невозможно! Опять-таки, дадим простор воображению: предположим, герою удалось бы найти Веру и увезти ее от мужа. Что дальше? А дальше — примерно то же, что в «Бэле». Непродолжительная вспышка острого подобия счастья — и все… Судя по тому, каким магнетизмом в глазах женщин наделен этот персонаж, непременно обнаружилась бы прелестная барышня, которая стала бы его новой мишенью. Или очередной Грушницкий, задевший за живое. И понеслось, собственно…

Онегин более способен к счастью. Не имея столь сильной, как у Печорина, страсти к самоизучению, мне кажется, он при благоприятных для себя обстоятельствах (если б Татьяна ушла к нему) вполне мог бы почувствовать себя счастливым, органично войдя в общество, которое окружало бы его на текущий момент.

И есть еще один момент, который трудно игнорировать, когда речь идет о сравнении пушкинского и лермонтовского героев. Можно провести некоторую грустную аналогию. Развязка романа «Евгений Онегин», подводящая черту под важным этапом жизни героя, происходит в Петербурге. В этой истории имела место дуэль, которая оставила кровавый след в душе Онегина. Автор этих строк погиб в результате поединка на Черной речке — в Петербурге.

Колоссальный отрезок жизни Григория Александровича связан с событиями на Кавказе, там также была дуэль. И, сколь ни печально, но факт остается фактом: Лермонтов стал жертвой меткого выстрела противника в Пятигорске, где, согласно его перу, происходила драма с участием Печорина…

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Коллекция готовых сочинений

Комментарии закрыты.