Стать грамотным

Русская православная церковь

Май 17, 2015 / Мысли о языке. И не только... / Комментарии: 0

Русская православная церковьЧто такое церковь? Глубоко заблуждаются те, кто по-прежнему считает, что это – только архитектурное сооружение, которое используется с определенными целями, например, для отправления культовых церемоний.

Значение этого слова гораздо шире. Ведь когда о ком-то говорят: «он принадлежит к православной церкви», то имеют в виду вероисповедание этого человека. И когда Бог есть в душе – это видно сразу: по выражению лица, по поведению, по манере общаться и говорить. В таком случае «верить» — это вовсе не означает ходить в церковь, соблюдать посты и время от времени причащаться, говеть, исповедоваться священнику в грехах. Недаром Христос учил: «Воздвигните мне храм в сердце своем».

В XI веке единая до того церковь раскололась на две ветви – православную и католическую. Католиков с тех пор в мире больше, чем нас, православных. Но это ни о чем не говорит. Дело ведь не в количестве единоверцев – это внешний фактор. Крепость веры – вот что самое главное. А она проверялась не раз, на самых крутых виражах истории.

Православная церковь с первых веков существования древнерусского государства стояла на его страже, поддерживала сильную княжескую власть, формировала то, что сегодня называется «общественным мнением». Сергий Радонежский благословил московского князя Дмитрия Ивановича на Куликовскую битву, а Филофей в письмах к Василию III обосновал доктрину «Москва – третий Рим». И эти примеры легко умножить.

Некоторые либералы и демократы, атеисты и материалисты именно поддержку церковью государственной власти ставят в упрек самой церкви – дескать, попы были сплошь продажными, а верой там и не пахло. Только не стоит, как говорится, стричь всех под одну гребенку. Всегда среди священнослужителей были разные личности: те, кто приходил под своды церкви ради личной наживы (но долго такие там не задерживались), и те, кто был предан вере всем сердцем, кто готов жизнью был заплатить за верность своим убеждениям. И скольким на самом деле пришлось сложить свои головы в годы «красного террора» — ведь ненависть Ленина к религии была просто патологической…

Среди патриархов и «отцов церкви» было немало по-настоящему героических фигур. Например, дерзнувший перечить самому Ивану Грозному митрополит Филипп, или противостоявший большевистской идеологии патриарх Тихон. Сегодня эти личности канонизированы в качестве святых, мучеников.

Интересно то, что прошедшие по Руси огнем и мечом монголо-татары не стали искоренять православную веру. Почему? Мнения историков расходятся. То ли потому, что не имели своей веры, оставались закоренелыми язычниками, то ли потому, что чувствовали в православии мощную объединяющую силу и не решились сражаться с тем, чего не понимали, но интуитивно боялись. Так или иначе, но верой русские люди спасались в самые «смутные» времена.

Русской православной церкви больше всего досталось во времена революции и гражданской войны, а потом при Хрущеве.

Как ни странно, церковь вздохнула с облегчением во время Великой Отечественной войны и с благословения Сталина, бывшего, хотя и недоучившегося семинариста. Он-то прекрасно понимал, что с церковью лучше не ссориться, а держать на коротком поводке, заигрывать и приручать. Да, взорвали храм Христа Спасителя в 30-е годы, зато возродили институт власти патриарха, когда война была еще в разгаре, и само обращение Сталина к согражданам в июле 1941-го года, начинавшееся со слов «братья и сестры», многих советских людей поразило в самое сердце.

Что представляет собой русская православная церковь сегодня? Особый социальный институт, который, с одной стороны, отделен от государства, ибо государство у нас по конституции является светским и гражданским; с другой – структура, активно вмешивающаяся во внутреннюю политику. Некоторые персонажи, например, Андрей Кураев – желанные гости на телевидении и в других СМИ. Да и сам патриарх Кирилл не бросает воскресную передачу на Первом канале. Что ж, наверно, это неплохо. Вот только само выражение «священник на телеэкране» — все-таки нонсенс. Дело священника – служить, читать проповеди, принимать исповедь у паствы. Он должен быть особо «подкован» как в риторике, так и в психологии. А современные монахи – и вовсе персонажи довольно «модернизированные»: телефоны, Интернет в кельях, никакой оторванности от мира. Есть, над чем задуматься. И все-таки – отними у нас, у любого человека веру – и кто он тогда? Иван, родства не помнящий. Так что, как пел Михаил Круг, «будем верить и вера спасет».

Павел Николаевич Малофеев

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Коллекция готовых сочинений

Добавить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: