Стать грамотным

Виктор Платонович Некрасов

Июнь 16, 2016 / Памятные даты / Комментарии: 0

17 июня – 105 лет со дня рождения

Виктора Платоновича Некрасова (1911-1987),

русского писателя

Виктор НекрасовТретья «волна» русской эмиграции была явлением чрезвычайно пестрым. Некоторые исследователи склонны даже называть ее еврейским феноменом. Лиц этой национальности там и на самом деле немало. Но делали ли они «погоду», оказавшись «там»? Далеко не все.
Вырваться на Запад в годы «холодной войны» и «железного занавеса» — «голубая» мечта многих советских диссидентов. Некоторые и не скрывали, что уезжают с намерением драться друг с другом на литературном «фронте», когда никакая цензура им не указ.

И дрались! Так что клочки по закоулочкам летели. Синявский с Максимовым, Войнович с Солженицыным. Александра Исаевича, кстати, называли нашим Политбюро в изгнании – настолько в нем проявились мессианские и проповеднические черты, настолько возросла нетерпимость к чужому мнению.

Если не принимать в расчет людей с явными психическими отклонениями типа В.Тарсиса или А. Амальрика, то несколько удивляет присутствие среди лиц «третьей волны» бывших фронтовиков. Особенно выделялась фигура генерала П. Григоренко, прошедшего через ад советских психушек и все-таки вырвавшегося оттуда. И Виктор Некрасов – писатель и человек с безупречной репутацией, вполне советской «закваски», которого «выдавили» из страны, как и А. Галича. Их связывала крепкая мужская дружба. И на «Радио Свобода» доводилось выступать вместе. И упокоились оба на русском кладбище под Парижем – знаменитом ныне Сен-Женевьев-де-Буа.

Впрочем, почему фронтовик-эмигрант – это нонсенс? Эти люди всегда сохраняли обостренное чувство собственного достоинства, а в атмосфере всеобщего советского ханжества им было не «сохраниться». Вот и предпочли свободу. Пусть без Родины…

Виктор Некрасов всю долгую жизнь со светлой ностальгией вспоминал Киев и Крещатик. Сохранилась запись этих воспоминаний.

Слушать на сайте Авторским голосом

Там он появился на свет, там прошел первые свои «университеты». Но настоящим «университетом» для него, конечно, стала война.

Прежним после войны не останется никто. Но одни ломаются и спиваются, не в состоянии найти себя в условно «мирной» жизни, а другие делаются крепче на изломе. Им хватает душевных сил, чтобы «переплавить» свой жизненный опыт в художественное слово. Помогают талант и вера в себя.
Дебютная вещь Некрасова – «Сталинград», более известная под названием «В окопах Сталинграда» — там и осталась самым известным его произведением. Писал он в дальнейшем немного, писал подолгу, «вынашивая» и обдумывая каждое новое произведение.

Некрасов не стал упоминать имя Сталина в книге, посвященной обороне города, носившего имя вождя. Факт неслыханный. Казалось, шансов на публикацию не было. Но имя Некрасова сам вождь лично внес в список тех, кто получил премию … опять же его имени. Почему так произошло? Взаимоотношения Сталина с деятелями культуры – отдельная тема. Не всё в ней ясно до сих пор.

Выражение «окопная правда» вошло в оборот именно после выхода в свет книги Некрасова. Спустя полтора-два десятилетия в литературу придут вчерашние «лейтенанты» — Юрий Бондарев, Василь Быков, Григорий Бакланов. Но первым был Виктор Некрасов. В литературе первого послевоенного десятилетия его книга, объективно говоря, оказалась самым сильным произведением. Рядом можно поставить разве что «Звезду» Э. Казакевича. Но это вещь лирическая, с налетом романтизма. А голова с дымящимся окурком в зубах после бомбы, разорвавшейся рядом, — эта деталь врезается в память навсегда. Только что сидел с боевым товарищем, мирно беседовал – и вот нате…

В эмиграции Виктор Некрасов провел около пятнадцати лет. Чувствовал себя не слишком уютно. Жил скромно, в основном на съемных квартирах. Застал горбачевскую «перестройку», приветствовал ее. И все же держался особняком. В политической борьбе активного участия не принимал, хотя всей душой был на стороне гонимых и униженных. Еще когда жил на Родине. Именно он привлек внимание к необходимости увековечения памяти погибших в Бабьем Яре, а также к т.н. «дому Турбиных» в Киеве. Он не мог не подписать коллективного письма с протестом против готовящейся реабилитации Сталина.

Широкая русская натура. Не дурак выпить. Талантливый самородок. Благородный мушкетер в зрелые годы. Таков был Виктор Платонович Некрасов.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Коллекция готовых сочинений

Добавить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: