Стать грамотным

Юрий Лотман и его «Беседы о русской культуре»

Февраль 19, 2015 / Отзывы, рецензии / Комментарии: 0

Юрий Михайлович ЛотманНаука культурология для России сравнительно молода. В вузах она стала преподаваться только с середины 90-х гг. прошлого века. И культурологов в «чистом» виде на русской почве совсем немного. Юрий Михайлович Лотман был, образно выражаясь, культурологом до культурологии. И это не запоздалое признание его заслуг, а трезвая констатация очевидного факта. Так знать и любить русскую культуру XVIII-XIX вв., как это умел делать Лотман, мало кто мог и может. И если Белинский определил роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин» в качестве «энциклопедии русской жизни», то цикл Лотмана «Беседы о русской культуре» — энциклопедия в прозе. Не удивительно, что «Беседы…» не остались исключительно телевизионным циклом, а были собраны автором под одной обложкой. К сожалению, книга увидела свет уже после  кончины автора.

Слушать и читать Лотмана – огромное наслаждение. Это подтвердят все, кто был с ним знаком очно, а также  многотысячная телевизионная аудитория. К тому же, он принадлежал к той редкой категории ученых, кому было дано перестраиваться под самую различную аудиторию. Он мог быть сложен, занимаясь вопросами структурализма; становился ближе и понятнее, разрабатывая уроки по творчеству Пушкина и Лермонтова для школы; наконец, брал за основу публицистический стиль в качестве популярного телевизионного лектора. Универсал, да и только!

Как и положено любой солидной энциклопедии, Лотман пишет к ней пространное вступление, где объясняет свою исследовательскую позицию и принципы. А затем следует путем от большего к меньшему. Что выступает в качестве большего? Конечно, государство, власть, чины и карьера. Дворянство как класс постоянно оказывается в фокусе внимания. Еще бы – именно оно определяло стиль жизни, именно по нему ориентировались низшие слои российского общества. Пусть в этом подражании было что-то от обезьяны и попугая одновременно, наивно и по-детски.

В каком-то смысле эта книга выросла из комментария к роману А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Во всяком случае, на страницах этого комментария уже разбросаны крупицы тех наблюдений и умозаключений, которые затем лягут в основу «Бесед…» И не потому ли, что Татьяна Ларина – любимая героиня Пушкина, Лотман так много страниц уделяет роли женщины в русской культуре и жизни прошлых веков? Во всяком случае, по прочтении книги начинаешь отчетливо понимать, почему Татьяна, продолжая любить Онегина, все-таки не идет на адюльтер с ним. Не хотела, не могла осквернять семью, будучи по воспитанию барышней строгих нравственных правил.

Лотман стремится доказать, не декларируя этого, что для серьезного историка и культуролога нет ничего мелкого и второстепенного. Под своеобразным увеличительным стеклом исследователя любая мелочь приобретает особую значимость. Из мелочей, как из стекол мозаики, складывается полная картина русского дворянского быта.

Кто-то поморщится и скажет: а зачем писать про карты? Азартная игра, и не более того. Обожаемый детьми «дедушка Корней» Чуковский, например, на дух ее не переносил. Лотман категорически не согласен. У карточной игры – своя философия. В конце концов, завзятыми картежниками были и Пушкин, и Достоевский. И даже произведения сочинили о своей страсти – «Пиковая дама» и «Игрок».

Лотман не устарел. Такое ощущение, что писал он не в советской России с ее тотальной цензурой – настолько «Беседы…» свободны от неизбежных, казалось бы, в то время идеологических штампов и клише. Но «ларчик просто открывался» — Тарту, где прошли последние годы жизни Лотмана, находился в Прибалтике, а туда цепкие лапы КГБ не всегда дотягивались. Так что можно было жить, дышать и творить.

Сложно сказать, как поступить – слушать и смотреть Лотмана, когда есть такая возможность, или взять в руки увесистый том «Бесед…» Это совершенно разная стилистика. Наслаждение же получаешь в обоих случаях. Для любителей и знатоков истории и вовсе – бесценная находка. Имя Лотмана вписано золотыми буквами в историю как отечественной, так и мировой науки о культуре. Сегодня таких людей уже не осталось. Уходящие натуры ушли и на самом деле… А мы прозреваем поздно.

Автор рецензии — Павел Николаевич Малофеев

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Коллекция готовых сочинений

Добавить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: