Стать грамотным

Захар — раб или хозяин Обломова?

Август 12, 2015 / Литература / Комментарии: 0

Захар - раб или хозяин ОбломоваВ нашей художественной литературе есть немало произведений, где рядом с главным героем находится его верный слуга. Например, Лиза в комедии А.С.Грибоедова «Горе от ума» — можно сказать, «сердечная поверенная» Софьи Фамусовой, Осип – слуга «лжеревизора» Хлестакова у Гоголя, Селифан и Петрушка – слуги Чичикова в «Мертвых душах» все того же Гоголя.

Да что там рядом! Иногда слуга оказывается сам по себе натурой незаурядной. Он легко выкручивается из самых сложных ситуаций. Он ловок, расторопен, всегда готов к услугам, себе на уме. Традиция изображать слугу именно таким возникла не на русской почве. Ее заложил французский драматург Бомарше, создавший образ Фигаро. Имя этого слуги, а также фраза «Фигаро здесь, Фигаро там», давно стали нарицательными.

Но слуга на Западе – совсем не то же самое, что слуга в России. Запад никогда не знал крепостного права. Там, благодаря природному уму и смекалке, слуга мог выбиться в люди, преуспеть, выгодно жениться. У нас же это стало возможным только после петровских реформ, и то далеко не всегда. Для начала нужно было освободиться от крепостной зависимости. А редкие помещики освобождали своих крестьян просто так, из милосердия. Наоборот, если крепостной был талантливым художником или поэтом, его выгодно было держать при себе. По этой причине очень долго не могли получить вольную русский художник Василий Тропинин и украинский поэт Тарас Шевченко.

Бывало и так, что несколько поколений крестьян являлись крепостными. Поэтому формировалась рабская психология. Свободной жизни крестьяне себе уже не представляли. И даже когда император Александр II все-таки решился на отмену крепостного права в 1861-м году, мужики не торопились уходить от барина. Что делать, привычка – вторая натура.

Известны и случаи, когда крепостные были для барских детей мамушками и нянюшками. Они становились членами семьи. Своей же семьи не было. Например, когда Арина Родионовна Яковлева получила от Пушкиных вольную, она не захотела расстаться с детьми, которых и выкормила, и воспитала. Так и осталась при Пушкиных до конца дней. И рабская психология тут уже не при чем. Она искренне привязалась к детям.

ЗахарКрепостное право – форма рабства. Оно отрицательно влияло и на психологию раба, и на психологию господина. Господин мог полностью распоряжаться крепостным, мог его убить, искалечить, продать, выменять, заложить, проиграть в карты и др. Крепостной же чувствовал свое полное бесправие.

А вот если попадался такой барин, как Илья Ильич Обломов, герой одноименного романа И.А.Гончарова, то слуга, с одной стороны, не был обременен работой, а с другой – превращался в лежебоку и лентяя. Недаром Обломов, глядя на своего слугу Захара, понимает, что тот стал еще большим Обломовым, чем он сам. А сделать ничего не может. Или не хочет. Потому что боится словом или делом причинить другим неприятность, боль. Вот и предпочитает почти все время лежать.

И все-таки, что за человек Захар? Как раз человека мы, читатели, видим не сразу. Сначала Гончаров пишет про звук, напоминающий ворчанье цепной собаки, потом упоминает про «стук спрыгнувших откуда-то ног». Оригинальный прием – начинать представление героя со звуков, а не с внешности.

Во внешности-то Захара как раз ничего особенно примечательного нет. Он немолод, неопрятен, одет во все серое – и сюртук, и жилет. На голове уже не осталось волос, зато бакенбарды – густые. Их, как с мягкой иронией замечает автор, хватило бы на три бороды. А про одну из бакенбард вообще замечает, что из нее хоть сейчас как будто готовы вылететь две-три птицы.

Гончаров продолжает традиции Гоголя – тем, что при помощи вещей и интерьера характеризует персонажей. Распадающийся на глазах костюм Захара  для него самого не просто костюм, а напоминание о старинной ливрее, о былом величии господ Обломовых. Бакенбарды Захар отпустит по той же причине – их носили старинные слуги, которых он еще видел и застал.  А он гордится уже тем, что всю жизнь находится рядом, что потакает каждому капризу, что он нужен и незаменим. Он не мыслил себе другой жизни, потому что никогда не был вольным. Есть барская воля, есть господское право – их надлежит слушаться и выполнять.

У Захара не голос, а хрип. Поэтому иногда он рычит, как медведь. Кстати, и голос потерял когда-то на охоте, простудился.

Читать Гончарова – одно удовольствие! Жаль только, что для уровня подростков десятого класса это произведение кажется скучным и длинным. Вот если бы у нас уроки литературы были бы уроками словесности, тогда что-то могло измениться в лучшую сторону. Гончаров – мастер описаний и портретных характеристик. Он никогда не обвиняет и не осуждает, пишет с тонким юмором, иногда с иронией. Но нигде у него юмор не превращается в сатиру. Есть у Гончарова боль за человека, но нет приговора человеку. Это касается и Захара.

Есть такое выражение – «рыцарь без страха и упрека». По отношению к Захару Гончаров предлагает воспринимать его с точностью до наоборот – Захар был «рыцарем и со страхом, и с упреком». В чем же это выражалось?

Преданность Обломову со стороны Захара никаких сомнений не вызывает. Уже в первой части романа прямо говорится о том, что Захар, не задумываясь, отдал бы за любимого барина свою жизнь. Обломова он ставил выше всех других господ и людей вообще. Но умереть – это акт одноразовый. А, предположим, заболей Обломов тяжело и понадобилось бы Захару ночи напролет сидеть у его постели и заботиться о драгоценном здоровье, — он мог бы и уснуть, и проспать смерть обожаемого барина.

Из других качеств Захара Гончаров упоминает склонность к сплетням и обману, физическую неопрятность, неловкость, природную лень. Лень эта еще и усилена оказалась лакейским воспитанием. Вот только несколько выразительных деталей: руки Захара почти всегда черные от грязи, а красными делаются от силы на два часа; засохшие чернила он разбавляет первым, что под руку попалось, — квасом; комнату Захар метет только посередине, а углы оставляет нетронутыми. Целый абзац посвящен тому, как Захар несет посуду и как она начинает падать. Упоминает автор и о недюжинной физической силе Захара. Только применяет он ее везде, даже там, где делать этого не надо.

Вместе Обломов и Захар живут довольно долго. А когда два человека долго находятся под одной крышей, то легко и возлюбить, и возненавидеть друг другу много раз. Когда гости почти не приходят, когда семьи нет, когда видишь каждый день перед собой одну и ту же физиономию старого слуги – это надоедает хуже горькой редьки. Вот и Обломов с Захаром надоели друг другу за столько лет.

Иногда можно человека «припечатать» одним-единственным словом. У Обломова находится такое слово для Захара – «ядовитый». Тот, в свою очередь, находит это слово «обидным», что вполне понятно.

Но и Обломов в состоянии оскорбиться и выйти из себя. Так происходит, когда Захар сравнивает его с другими. А Обломов, несмотря на специфический образ жизни, продолжает считать себя избранным, человеком особой породы.

И еще одна словесная находка Гончарова в конце первой части романа. Илья Ильич всю первую часть собирается встать, да так и не соберется. В результате засыпает снова. Но перед этим Захар «закупоривает» его в кабинете. В этом слове – и забота о барине, и что-то деловое, прозаическое.

Захар – плоть от плоти народа, человек со здравым смыслом. Главная его беда – он за столько лет развращен службой у такого барина, как Обломов. Тот плывет по течению жизни и только время от времени видит, что вокруг пыль и грязь, что надо бы их убрать. Но на это у Захара своя железная и убийственная логика: подумаешь, клопы и моль заведутся —  у него у самого блохи есть, и ничего. Без крайней необходимости Захар ничего делать не будет. Илья Ильич это понимает и быстро сдается. Вот и получается, что Обломов – хозяин-барин по должности, по происхождению, а Захар – хозяин положения. И что важнее – еще неизвестно.

Любовь Обломова к Ольге Ильинской, а затем разрыв с Ольгой и сожительство с Агафьей Матвеевной Пшеницыной навсегда разлучают Обломова с Захаром. Пшеницына становится для Обломова всем – и матерью, и нянькой, и женой, и любовницей, и хозяйкой, и матерью его сына.

Лишь в финале Штольц с неким господином, внешне поразительно напоминающим самого автора романа, встречают Захара в последний раз. Он уже совсем стар и слеп, вынужден побираться на улице. При воспоминании о покойном барине слезы у Захара текут в три ручья. Все мелочные ссоры и бытовые дрязги давно забыты. Захар только сейчас понимает, что за человек был с ним рядом. Нет, не выдающаяся историческая личность, зато человек с «золотым сердцем», который никогда никого не обидел, был невероятно добр и терпелив. Словом, был больше, чем просто хозяин.

И все-таки, если вернуться к вопросу, вынесенному в заголовок данного эссе, — какой же ответ напрашивается? Однозначного ответа не будет точно. Захар был рабом и слугой по социальному положению. О чем-то большем он и не мечтал. Действие романа Гончарова происходит еще до отмены крепостного права.

Но в том-то и дело, что характер барина для слуг имеет решающее значение. Даже в современном деловом мире, где все звонки и документы идут через секретаря, у него первого сотрудники и интересуются – а в каком настроении сегодня шеф? В идеале, от настроения начальника мы не должны зависеть. Но ведь зависим! Так и Захар. Он умел улавливать настроение Обломова, играть на струнах его души и спускать на тормозах многое, слишком многое из своих повседневных бытовых обязанностей. В результате Обломов незаметно для себя попадает в своеобразное рабство к Захару. Они стоят друг друга, пусть и разделены сословными рамками.

Павел Николаевич Малофеев

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Коллекция готовых сочинений

Комментарии закрыты.